понедельник, 23 марта 2015 г.

Демократия банков: у Драги власти больше, чем у Меркель

Протесты во Франкфурте
На прошлой неделе во Франкфурте прошли массовые протесты в день открытия нового здания Европейского Центрального Банка, который обошелся жителям Европы в 1.2 миллиарда евро. Официальные СМИ, по вполне понятным причинам, с легкой руки назвали протестующих “радикалами”.

Хотя было бы странно ожидать другой реакции европейцев, которым довольно обеспеченные финансисты рекомендуют затягивать пояса и в то же время, нисколько не смущаясь, возводят себе новое, “крайне необходимое” воротилам евро экономики, здание. Церемония открытия охранялась так, как не охраняются даже большинство визитов канцлера Германии Ангелы Меркель в различные регионы внутри страны.

Недовольства были вызваны не только новым зданием европейского регулятора, но и общей экономической политикой данной организации, которую вряд ли можно назвать эффективной. Особенно если сравнивать с Соединенными Штатами, в общем, и с политикой ФРС в частности. Достаточно взглянуть на цифры основных экономических показателей, чтобы убедиться в громадном их разрыве, далеко не в пользу Европы.

Конечно, недовольства могут напоминать регулярные акции, проводимые во время встреч глав G7 или съездов элиты Всемирной Торговой Организации. Но их также можно рассматривать как часть более широкой тенденции. Центральные банки находятся в центре экономической политики, они решают вопросы поддержки правительств покупками государственных облигаций и предоставления ликвидности (либо неливкидности) отдельным банкам или даже всей финансовой системе страны.

Таким образом, данные организации обладают очень большой властью. Далеко не безосновательно многие экономисты говорят о том, что у Марио Драги экономической власти больше, чем у Ангелы Меркель. И это при том, что глава ЕЦБ не избирается, а назначается. Безусловно, роль этих неизбранных технократов требует гораздо большего общественного контроля, но по факту его как не было, так и нет. А там где общество ничего не контролирует, там от него мало что зависит, чем очень часто пользуются те, для кого корпоративные интересы превыше всего.

Возвращаясь к протестам во Франкфурте, стоит отметить, что они у многих вызвали даже недоумение. Британский The Economist откровенно недоумевает по поводу критики ЕЦБ, указывая на то, что именно по инициативе этой организации была введена в действие программа количественного смягчения (quantitative easing), предусматривающая ежемесячную покупку гос. облигаций на сумму в 60 млрд. евро и, вроде бы, значительно облегчающая финансирование социальных программ правительствами проблемных стран. Кстати, именно по этой причине Германия была против данной программы, заявляя, что теперь для “расточительных” в социальном плане стран станет легче уклоняться от необходимых реформ.

Но не все так просто. Экономические проблемы таких стран как Греция, Испания, Италия или Франция вызваны далеко не расточительностью. Ну по крайней мере далеко не только ей. Современная корпоративная экономика, по определению игнорирующая интересы отдельных государств и их жителей, строилась десятилетиями. Как известно главной целью любой корпорации является только прибыль, а точнее ее постоянное увеличение. Все эти “благородные” речи директоров и президентов во время публичных выступлений у знающего человека не вызывают ничего кроме улыбки.

Большинство крупных корпораций “растут” либо из стран центральной и северной Европы, таких как Германия, либо из за пределов континента. Главные куски пирога и даже иногда его крошки идут именно в эти страны. Даже при современном всепроникновении корпоративного мира, страны, которые в силу культурных, социальных и философских причин, обоснованно предпочитают принцип “работа для человека, а не наоборот”, периодически сталкиваются с прямо противоположными интересами корпоративных “монстров”. Вот вам и конфликт интересов.

Безусловно, корпорации были бы только счастливы, если бы эти непокорные “страны-бунтовщики” изменили бы себе и работали круглосуточно, благородно неся трудовое знамя немецкого Arbeit macht frei (Труд освобождает) на благо процветания элиты ныне существующей системы. Но вот загвоздка – жители этих стран, пройдя исторический путь от греческих свободных городов-государств через века Римской Империи к эпохе Просвещения и Французской Революции, на генетическом уровне хотят не только работать, но оказывается еще и жить. Кроме этого, они даже считают, что у современного государства должны быть и исполняться социальные обязательства. А иначе для чего вообще необходим этот самый институт государства? Так что далеко не все так просто.

Что касается роли центральных банков, прекрасно идущих в тренде корпоративного мира, то их влияние за последние годы значительно выросло, включив в себя те области, руководить которыми должны избираемые люди, то есть государство. Громадная мощь центробанков сегодня во многом связана с тем, что их руководство и политику практически невозможно поменять. А чем больше власти будет в руках центральных банков, тем больше протестных настроений и критики им стоит ожидать от общества.

Аналитическая статья написана при поддержке компании PAXFOREX >


0 comments:

Отправить комментарий